Вдовы Шампани. Мадам Клико

КОЛОНКА "О вине без чувства вины"

Вдовы Шампани. Мадам Клико.

История женщины, изменившей мир.

 «У каждого человека две родины: одна - своя, другая – Франция»
Анри де Борнье.

Шампань.

Далекая, она все же ближе к России, чем мы думаем)

Тысячу лет назад княгиня Анна, дочь Ярослава Мудрого, вышла здесь замуж за короля Франции.

Спустя восемьсот лет царь Александр 1 провел на полях Шампани самый большой в истории России (300 000 солдат!!) военный парад в ознаменование победы над Наполеоном.

И именно здесь, в Реймсе, в 1777 году, родилась Барб-Николь Понсарден, женщина, в жизни которой Россия сыграла не последнюю роль.

Отец ее, состоятельный предприниматель, занимавшийся текстилем, был убежденным монархистом и даже участвовал в организации коронации Людовика XVI, которому, к несчастью, в 1793 году отрубили голову. Однако к тому времени мсье Понсарден стал уже истовым якобинцем, а потом и бонапартистом с титулом барона, пожалованным императором. С возвращением к власти Бурбонов к отцу Николь вернулся и его ярый монархизм. Умение вывернуть свой «политический сюртук» наизнанку помогало барону приумножать состояние. 

У мсье Понсардена не было сыновей.

Свою старшую дочь Барб-Николь в 21 год он выдал замуж за Франсуа Клико, сына состоятельного мануфактурщика. Помимо текстиля семья Клико торговала еще и вином, скупая его бочками в Шампани и поставляя в другие регионы и за границу. Торговля шла именно бочками, стекло было дорогим, бутылки делались вручную и имели разный размер.

Молодая семья Клико-Понсарден получила в качестве свадебного подарка солидные угодья, в том числе и виноградники. Франсуа, преисполненный энергии, решил сосредоточиться на виноделии полного цикла: от выращивания до бутилирования и экспорта вина! Так раньше не поступали. Виноделы стремились как можно быстрее избавиться от товара и не нести ответственности, если вино испортится. Но Франсуа горел мечтой построить знаменитый Дом шампанских вин, а молодая супруга его во всем поддерживала.

Но произвести вино - это лишь полдела. Чтобы продать его, в то время –как впрочем, и сейчас, - нужно было проводить дегустации: ехать к клиентам, трясясь месяцами в карете в холод и зной, ночевать на постоялых дворах, терпеть лишения. Франсуа Клико со своим агентом Луи Бонэ колесили по Европе, пытаясь наладить поставки, а Николь растила дочь Клементину и вела хозяйство. Каждый рассвет она встречала на виноградниках. Это было ее любимое время.

Вообще то, что Николь занималась совместно с мужем бизнесом, было возмутительно. Знатной даме разрешалось организовывать балы, блистать на них, играть на клавесине и посещать церковь.

И только вдовам полагалось больше свободы. С одной стороны, их уважали как замужних женщин и в тоже время скорбный статус оправдывал деловую активность как необходимость выживания. В Шампани как раз многие вдовы занимались игристым. Они выращивали виноград, делали вино и продавали его торговцам. Мужчины не хотели связываться с «дьявольским вином», которое все время взрывалось. «Слишком рискованно!» - заявляли они.

Но Франсуа Клико рискнул. Несколько лет он пытался наладить стабильные продажи шампанского, но дело двигалось туго.

Только начавшуюся торговлю с Англией остановила война.

Жарким летом 1802 года в погребах взорвалось 80% бутылок.

Германия и Россия не оправдали надежд на хорошие заказы.

Огорченный неудачами, меланхоличный от природы, в 1805 г Франсуа Клико подхватил тиф и скончался в муках.

Барб-Николь унаследовала все: от состояния до обязательств.

Ей было всего 27 лет.

После смерти мужа у мадам Клико было два варианта: выйти второй раз замуж или прожить безутешной вдовой до самой смерти.

Реймские кумушки судачили, что года не пройдет и молодая состоятельная вдова продаст компанию, снова выскочит замуж и приумножит свое богатство. Ведь женщина не может вести бизнес и руководить мужчинами!

В день, когда свекор Николь, Филипп Клико, объявил о закрытии «Клико и сын», город замер. Все гадали: сколько денег загребут от продажи бизнеса владельцы? Кому будет продана фирма? А через неделю после похорон грянул скандал. Вдова объявила себя единоличной хозяйкой новой компании: «Veuve Clicquot-Ponsardin».

Особый ажиотаж вызвало заявление Николь, что будущее новой компании будет отныне связано прежде всего с шампанским.

«Она сошла с ума от горя! А старый дурак-свекор пошел на поводу у этой несчастной!» Город гудел. Нашлись люди, уверявшие, что Николь продала душу дьяволу. Иным способом у женщины не получится делать «дьявольское вино!!

Но дело было в другом. Николь не стремилась возглавить бизнес, эпатировать общество и стать темой кривотолков. Просто ни у нее, ни у покойного Франсуа не было братьев. Возможно, она бы спокойно вышла второй раз замуж и жила респектабельной дамой. Но ей некому было передать компанию!
А тут еще и верный агент Луи Бонэ, узнав о смерти патрона, всего за месяц молнией примчался из Санкт-Петербурга и уговорил вдову не продавать дело. Ведь у него наконец-то завязались нужные знакомства в далекой России и он надеялся конвертировать их в деньги.

Выбор был сделан….

Безумству храбрых поем мы песню

В «Veuve Clicquot-Ponsardin» Николь совместно с партнером вложила 80 000 франков (около $2 млн в пересчете на сегодняшний день) и все свое время и энергию. Задача производить собственное вино была выполнена. А основная ставка в продажах была сделана на Россию.

Мсье Луи Бонэ снова отправился в Санкт-Петербург.

«Какие они, эти русские?» - размышляла Николь, и забрасывала своего агента в письмах тысячей вопросов. «Русские получают почти детское удовольствие, наблюдая за тем, как пенится шампанское. Они приходят в восторг от того, как пробка выстреливает сама по себе, а пена орошает платья сидящих за столом дам» - отвечал ей Бонэ.

И вот уже специально для России Николь делает шампанское «особо игристым». Русские щедры и благосклонны. Продажи растут. Держать в подвалах годовой запас «Кликовского» считается теперь у знати хорошим тоном и показателем высокого достатка. Ведь стоимость ящика шампанского примерно равна цене крепостного!

И все бы хорошо, но в октябре 1806 г между Францией и Россией началась война.

«Владычица морей» Англия как член коалиции, заблокировала французские порты и выходы в Балтийское море. Дороги перекрыты. Санкции, которые не вчера родились, вводятся одна за одной. А у мадам Клико собрано заказов на 55 000 бутылок шампанского ($3 млн по сегодняшнему курсу)! Как транспортировать их в Россию?

Идея транзита через нейтральную Голландию закончилась крахом. Луи Бонэ  не хватило считанных часов, город перешел на военное положение, границы закрылись перед самым отплытием судна и товар застрял в Амстердаме. Вдобавок лето выдалось жарким, 5 тысяч бутылок взорвались на складе.... В Европе шампанское уже никого не интересовало, шла война, и вдове пришлось долгих два года оплачивать дорогой склад и держать зафрахтованный корабль под парусами на случай снятия блокады. Поставки шампанского в Россию по суше через Любек были возможны, но занимали невероятно много времени и обходились в колоссальные суммы. Бюрократия, пошлины, таможенные барьеры, взятки...

Верный Бонэ каким-то образом добрался до России и сигнализировал, что императрица Елизавета Алексеевна беременна и, если родится наследник, без шампанского не обойтись. Но увы, родилась девочка, которая, к тому же быстро скончалась. Вино опять не удалось продать. А верного мсье Бонэ обвинили в шпионаже в пользу Франции и чуть было не сослали в Сибирь.

Доставить злосчастные 50 000 бутылок в Санкт-Петербург удалось только в 1808 г, когда между Россией и Францией установился хрупкий мир.  Их раскупили со скоростью звука. Думаете, все наладилось? Нет!  1809 г. выдался неурожайным, а в 1810 Барб-Николь покинул партнёр. Ему надоели неудачи.

Мадам Клико осталась одна не только в семейной жизни, но и в бизнесе. 

Ей было 33 года.

И, как и тогда, после смерти мужа, у нее опять было два выхода: признать поражение, свернуть предприятие и успокоиться или продолжать идти вперед вопреки обстоятельствам. 

Бард-Николь вздохнула, заложила фамильные драгоценности и на 30 000 франков купила 10 000 бутылок, 125 000 пробок и шесть дюжин бочонков.

Теперь она, женщина, единолично управляла немаленькой интернациональной компанией. Наравне с конкурентами-мужчинами.

Наступал 1811 год.

Она загадала, чтобы он принёс ей удачу.

И он принёс.

Вино кометы

Шампанское 1811 г получилось исключительным, а Большая комета добавила вину ореол романтизма и пару десятков франков к цене) Вино этого урожая мадам Клико считала жемчужиной своего производства. Зрея в подвалах, «вино кометы» готовилось прославить свою владелицу.

А пока… В 1812 году Клико удалось продать всего 80% от объема, которое смог в 1805 году продать её несчастный муж. А ведь тогда он захворал и умер от переживаний из-за коммерческой неудачи!
 

Как известно, поход Наполеона на Москву в 1812 году закончился победой Российской империи. И уже к концу 1813 жители Реймса обнаружили войну у своего порога. Поставки в Россию были не нужны, русские явились в Шампань сами.

Николь была в отчаянии. Её подвалы переполнены вином, сбыть которое невозможно. Она в напряжении ждала, когда злые, голодные солдаты - не важно какой армии и с какой стороны - разграбят её хранилища. Если это произойдет – все, финал. Полное разорение! А главное, то самое шампанское 1811 года… оно почти созрело и могло бы принести баснословный доход!

Но когда русские, наконец, вошли в Шампань, вдова с изумлением обнаружила не орды дикарей верхом на медведях, а прекрасно образованных, галантных военных с отличным французским. Свеженазначенный комендант Реймса, князь Сергей Александрович Волконский, строго следил за порядком. Грабежей и бесчинств не случилось. Да, многие русские офицеры брали шампанское в долг, но Клико охотно ссужала им бутылки и угощала вином. Как и Жан Реми Моэ, (Дом Moet&Chandon) она рассматривала это как инвестицию.

Ведь все эти годы Николь гонялась за покупателями, она ненавидела войну, которая не позволяла торговать в полную силу. А теперь война сама привела к ней армию. Армию клиентов!

А что комета?

Прочертив след над виноградниками, комета принесла Николь долгожданную удачу. Все проекты вдруг стали удаваться. Её корабли больше не попадали в кораблекрушения, покупатели сами находили её и требовали всё больше и больше вина. В России ее ждал невиданный коммерческий успех: первая же послевоенная поставка разлетелась по невероятной цене – 12 рублей за бутылку! В Петербурге в эту же сумму обходился съём небольшой квартиры с мебелью, отоплением, самоваром и прислугой.

О «вине кометы» потом написал Пушкин, и не только в «Евгении Онегине»! А это, знаете ли, как Нобелевскую премию получить.

Бизнес с приставкой «леди»

Наполеоновские войны стали для Шампани катализатором. Всего за 40 лет -  1790 года по 1830 - продажи шампанского выросли на 1000%: с нескольких сотен тысяч бутылок в год до 5 млн. И в этом жестком мире  вдова Клико оставалась единственной женщиной-виноделом, ведущей интернациональный бизнес с огромным объёмом производства и широкой торговой сетью.

Сама мадам не была ни веселой, ни легкомысленной — в отличие от производимого ей шампанского «Veuve Clicquot-Ponsardin» которое, как известно, придает выпившему все эти качества, пусть и ненадолго))

Она обладала пытливым умом и настоящим управленческим талантом.

Вот скромный список ее «придумок» и изобретений, навсегда изменивших игристый мир:

Ремюаж и дегоржаж. До Клико шампанское было мутным. Виноделы просто не могли сообразить, как удалить осадок, не выпуская углекислый газ. Придумать способ избавления от осадка удалось технологам Николь. Уже с 1810 г ее шампанское выпускалось кристально-чистым и при хлопке пробки взвесь не портила торжественность момента. Кстати, открыть секрет прозрачности содержимого «Veuve Clicquot-Ponsardin» остальные шампанские дома смогли только через 10 лет!

Этикетка. Вроде бы ерунда, а на самом деле революционное изобретение! Бутылки в то время были no name, их маркировали разноцветным сургучом только для того, чтобы не путать свое вино с конкурентами. По легенде, однажды Клико зашла в винную лавку и не отыскала взглядом на полках свое шампанское. Нет, оно там было, но ничем не отличалось внешне от конкурентов. И вскоре на «кликовском» появилась знаменитая желтая этикетка. А эмблему Дома в виде якоря мадам придумала в память о первом морском путешествии ее вина в Россию!
Это потом уже некоторые злопыхатели, которые не могли смириться с успехом женщины в бизнесе, увидели в якоре магический (связанный с дьяволом, конечно!) смысл.

Персонал. Мадам всегда помнила, что за успехом ее компании стоят люди. Небезызвестный вам Луи Бонэ за свою преданность был по-царски вознагражден вдовой Клико. За несколько лет действительно тяжелого труда изворотливый менеджер получил сумму, достаточную для покупки поместья в родной Германии и последующей безбедной жизни.

Николь не только поощряла наиболее отличившихся премиями, но и ввела традицию называть именами своих наиболее эффективных работников подвалы компании. Эта традиция жива в «Veuve Clicquot-Ponsardin» до сих пор.

Эпилог

Барб-Николь Клико-Понсарден прожила долгую жизнь – 89 лет. Она была невероятно талантливой женщиной, изобретателем  и эффективным менеджером, но она не была феминисткой. Несмотря на свой собственный опыт, она полностью разделяла мнение общества насчет роли и места женщин и искренне считала, что лучшая доля для дочери – замужество. Кстати, свою Клементину мадам Клико до бизнеса не допускала, завещав все наиболее достойному служащему, Эдуарду Верле. Николь полагала, что успеха добилась не благодаря, а вопреки, и если бы не смерть мужа, она бы никогда не занялась «не женским делом»

В современной истории  по негласной традиции торговыми представителями «Veuve Clicquot-Ponsardin» чаще всего становятся женщины. Но возглавить Дом после мадам Клико женщинам очень долго не удавалось. До недавнего времени. Именно сейчас, во второй раз за всю историю Дома, им опять руководит женщина – француженка Сесиль Бонфонд (к счастью, на этот раз не вдова).

А в самой Франции есть критерий истинности француза. «Настоящий француз –это тот, в семье которого на Рождество принято открывать бутылку «Вдовы Клико».

С якорем на эмблеме.

Автор: Анна Квасова, винный энтузиаст основатель проекта #квасимвместе.
Колумнист Пространство Здоровья SpaceHEALTH 
Автор колонки: "О вине без чувства вины"

Страница автора

КОЛОНКА "О вине без чувства вины"

Поделиться

Все статьи