Пациент ZERO

Пациент ZERO

Кто и как использует технологии продления жизни, и существуют ли они на самом деле

Исследователи-биологи считают: если уже сейчас сложить вместе то, чего достигли в борьбе со старением лаборатории мира, можно продлить жизнь человека на 30-40 лет. Однако здесь мы сталкиваемся с двумя пока непреодолимыми препятствиями. Первое – человек сильно отличается от лабораторного животного, даже млекопитающего. Второе – организм каждого из нас индивидуален, и то, что подходит одному, не подходит другому. Можно ли разрешить эти противоречия? В каких направлениях движутся ученые? И скоро ли можно будет перейти от теории к практике?

В лабораториях – бум!

Марии Бласко из Национального онкологического исследовательского центра в Мадриде удалось увеличить продолжительность жизни мышей на 40% при помощи генной терапии. Она воздействовала всего на один ген! А генов, ассоциированных с долголетием, известно порядка ста. Ученые из Института Бака в Калифорнии «встроили» в модельное животное два гена одновременно. Один в предыдущих экспериментах давал увеличение продолжительности жизни в два раза, другой –  на 30%. И какой же получился эффект? В пять раз!

Возможно, на наше долголетие будет работать и наш собственный микробиом, если научиться влиять на него? Этими вопросами занимается, в частности, профессор Клаудио Франчески из Университета Болоньи.

Еще одна сфера интересов исследователей - терапевтическое клонирование - использование механизмов эмбриогенеза, которые заложены в нашем организме, для выращивания конкретных органов. Может быть, экспериментально такую возможность удастся реализовать, вырастив человеческий орган, например, в организме свиньи? А дальше - делать это уже без помощи свиней?

Недавно на страницах журнала Nature известнейший ученый-эмбриолог Шухрат Миталипов (США) и его коллеги рассказали об успешном редактировании ДНК человеческого зародыша и опубликовали результаты экспериментов. До этого в лаборатории Миталипова был впервые опробован метод зачатия ребенка от трех родителей, цель которого - избавление от редких заболеваний.

Это только вершина айсберга, небольшая часть сотен экспериментов в разных областях биологической науки, направленных на продление жизни. Что можно сегодня взять на вооружение для человека? Официально – ничего. Медицина пока не готова принять и использовать эти экспериментальные знания. Но есть люди, которые не хотят ждать. И нетерпение для многих из них превратилось во вторую профессию…

Эксперимент Пэрриш

Элизабет Пэрриш владеет биотехнологической корпорацией BioViva со штаб-квартирой в Сиэтле (США), цель которой – испытать на человеке и затем внедрить методы генной терапии для продления жизни. Не будучи ни врачом, ни исследователем, Пэрриш считает, что может изменить существующие подходы к лечению заболеваний и воздействию на биологический возраст. Она начала работать в медицинской индустрии, в сфере технологий стволовых клеток для лечения детей, несколько лет назад, но быстро пришла к выводу, что генная терапия может использоваться при решении любой проблемы.

Чтобы войти в высшее сообщество исследователей, Пэрриш стала  сотрудничать с общественными организациями и фондами, в правлении которых были ученые с мировыми именами, и которые собирали средства или искали инвесторов для развития передовых биомедицинских технологий. Лиз развернула активную деятельность в Международном альянсе за продление жизни (ILA), Ассоциации сложных биологических систем, выступала в прессе и по телевидению. В конце концов, ей удалось привлечь известных специалистов в области биотехнологий, с которыми она и основала компанию BioViva.

«Я организатор, объединяющее звено для внедрения генной терапии, - говорила Пэрриш в одном из телеинтервью. – Исследователи уже давно расшифровали геном, поняли многие взаимосвязи, функции генов, определили отличие раковой клетки от обычной, обнаружили еще очень много гораздо более сложных для нашего понимания вещей, а треть населения США – самой «медикаментозной» страны в мире, продолжает умирать от элементарных болезней!»

Ее корпорация потратила несколько лет на поиск и привлечение экспертов и исследователей для развития методов, воздействующих на различные гены с целью омоложения организма и его восстановления. Некоторые методы генной терапии уже тестируются в качестве экспериментального лечения, например при потере мышечной массы. Другие готовы к началу клинических исследований – речь идет о восстановлении иммунной системы, омоложении тканей, очищении сосудов, уничтожении мертвых, или сенесцентных клеток, постоянно образующихся в нашем теле и вызывающих системное воспаление и ускоряющих процесс старения.

Элизабет Пэрриш стала первым в мире человеком, который испытал на себе генную терапию для замедления процесса старения. Процедура заключалась во внутривенном введении генетических конструкций. Руководители BioViva не стали проводить многолетние согласования с соответствующими органами в США, где генетическая терапия старения не разрешена (более того, вопрос о ее разрешении даже не рассматривался), и эксперимент проходил в Колумбии. Правда, многие эксперты сомневаются – не рекламный ли это трюк? И ждут доказательств в виде протоколов лечения и результатов тестов.

Пэрриш организовала онлайн-конференцию, рассчитывая усилить давление общественного мнения на правительство и инвесторов и привлечь средства для реализации своих планов. Однако разговор, к которому с каждой минутой подключалось все больше участников (и они уже начали вступать в дискуссии между собой), проходил не так гладко, как предполагалось. Большинство выражало восхищение столь смелыми планами, но на этом фоне звучали дотошные и профессиональные вопросы, на которые у Лиз не было достойных ответов. Но она стояла на своем: “Мы ищем инвестиции для проведения клинических испытаний за пределами страны. Так поступают многие американские компании. Если нам удастся сократить расходы, мы сможем предоставить людям доступное лечение”.

Специалист по молекулярной генетике Билл Эндрюс, известный тем, что впервые клонировал ген теломеразы, с момента основания BioViva состоит в числе основных научных экспертов корпорации. После объявления об эксперименте Пэрриш на него обрушился шквал звонков и писем, прежде всего от коллег, которые интересовались его отношением к такому дерзкому предприятию. Эндрюс не скрывал своего одобрения, он на стороне тех, кто стремится ускорить сроки оформления и внедрения новых лекарств и методов (именно поэтому в свое время  ушел из академической науки). Кроме того, незадолго до начала эксперимента Пэрриш, осенью 2015 года, умер отец Эндрюса, которому было за 90, но который, по мнению Билла, мог прожить еще много лет, если бы не болезнь Альцгеймера. Генная терапия спасла бы его – Билл в этом уверен.

“Никто прежде не решался использовать генную терапию для воздействия на процесс старения. Вообще, подход BioViva делает все предыдущие, по сути «теоретические» манипуляции с теломеразой устаревшими. В том числе они перевели на новый уровень и мои собственные открытия”, - сказал Эндрюс. Он всю жизнь занимался исследованием и созданием методов воздействия на теломеры и теломеразу. Здесь стоит отметить, что для исследователей процессов старения эти два термина являются ключевыми. При каждом делении клетки цепочка ДНК копируется не с самого начала и не до самого конца, всегда остаются “недокопированные” кончики, те самые теломеры. Предполагается, что этот процесс прямым образом влияет на старение, а также – на образование опухолей. Например, «вечная молодость» бактерий обусловлена тем, что их ДНК имеет кольцевую форму. А теломерные последовательности в половых, стволовых и раковых клетках защищает от «недокопирования» фермент теломераза, которая помогает этим кончикам постоянно удлиняться. Когда теломераза истощается и перестает выполнять защитную функцию, клетки начинают стареть.

В 2010 году совместно с калифорнийской биотехнологической компанией Geron Билл Эндрюс создал препарат Т-65 на основе природного вещества и объявил, что вот-вот на рынке появится новое лекарство. Эндрюс надеется, что ему удастся прожить 130 лет: “Я работаю не для того, чтобы потомки могли воспользоваться плодами моих трудов, хочу иметь возможность сделать это сам”.

Однако трудно отличить истинный энтузиазм и внутреннюю убежденность от искусственного образа, призванного привлечь инвесторов. По его собственным словам, Билл давно принимает некий “витамин молодости” (Т-65?), а также использует общепринятый в кругу единомышленников «антиэйджинговый набор»: несколько видов биодобавок, витамин D, аргинин (аминокислота, способствующая кровообращению), сердечные протекторы и препарат метформин. Последний является противодиабетическим лекарством, которое успешно испытывалось на мышах в качестве средства для продления жизни. Это не новое вещество, его безопасность проверена, повлияет ли оно на процесс старения, неизвестно, но хуже не будет, – так считают многие исследователи. Однако добавляют: антивозрастной эффект на людях не доказан, поэтому широко принимать его не рекомендуется. Это пока научный эксперимент на себе.

Как и многие его коллеги, Эндрюс дополняет комбинацию из лекарств, биодобавок и низкокалорийной диеты физическими нагрузками. Он регулярно принимает участие в марафонах и сверхмарафонах, и если заглянуть в его рабочий календарь, то окажется, что половина времени занята спортивными соревнованиями. В среднем раз в месяц он совершает дальние путешествия – всегда с женой Молли Шеридан. Молли 60 лет, и Билл гордится тем, как она выглядит. Ему самому – 65, и коллеги, те, кто не видел его в течение последних нескольких лет, встретившись с ним после долгого перерыва, говорят, что он и Молли резко помолодели.

Что касается Элизабет Пэрриш, то недавно в прессе была опубликована ее фотография спустя три года после начала эксперимента и  многочисленные комментарии о хорошем самочувствии. Никаких официальных научных данных, подтверждающих снижение ее биологического возраста, на данный момент нет.

Профессия - биохакер

Сколько же сегодня «пациентов zero», испытывающих на себе лекарства, вещества и методики по замедлению старения, эффективность и безопасность которых для человека еще не доказаны? И в чем их мотивация? Научный эксперимент? Отчаянная (или прагматичная) попытка добиться результата для себя лично, не дожидаясь данных клинических исследований и бесконечных согласований в FDA (если говорить о США)?

Точной статистики нет, но за последние три года, если полагаться на информацию социальных сетей, ссылки на участие в лекциях, конференциях, форумах долголетия, эта область привлекла активное внимание молодежи. В России счет молодых людей, которые стремятся самостоятельно и планомерно использовать технологии, уменьшающие биологический возраст, идет на тысячи. Они называют себя «биохакерами», только «взламывают» не компьютерные программы и серверы, а открытые научные результаты, научные публикации по данной теме, проводят анализ и используют свои знания для поддержания в форме и омоложения собственного организма.

Вот портрет типичного биохакера: возраст – 30-40 лет, чаще всего связан с финансами и бизнесом, поскольку приходится иметь дело с объемными базами данных (в том числе с результатами собственных тестов крови, которые проводятся не реже раза в месяц и количество которых за год доходит до 500). Он хорошо образован, является хорошим аналитиком (данные надо постоянно мониторить и сравнивать!).

Объединяет биохакеров общая цель – жить минимум до 120-150 лет и способствовать развитию технологий продления жизни. В среднем в сутки каждый из них принимает не менее десятка биодобавок, минералов, витаминов, препаратов, список которых корректируют в зависимости от результатов анализов крови. Их не удовлетворяет существующий барьер между экспериментальной наукой и медициной, и они не хотят ждать десятки лет, которые требуются сегодня на проведение клинических испытаний передовых препаратов и технологий.

- Если биохакинг развивается, значит, нынешняя медицинская система не отвечает потребностям интеллектуально думающих пациентов, - считает врач персональной медицины, специалист по персональной генетике Татьяна Амирова. – Для понимания процессов, проходящих в организме, требуется биоинформационный анализ большого количества маркеров. Однако любая биоинформационная система может быть лишь поддерживающей и не заменяет клинического опыта врача.

Где врач?

Врача, который мог бы просто понять биохакера, не говоря уже о том, чтобы включиться в процесс отслеживания биомаркеров, подбора и коррекции антиэйджинговой терапии, найти практически невозможно.

Но слова «понять биохакера» - это своеобразный критерий, который можно применить к врачу, претендующему на звание специалиста персональной и антивозрастной медицины. В действительности это означает способность и достаточные знания, позволяющие понять организм человека в целом, владение всем разнообразием подходов, которые используются не только в западной, но и традиционной (например, восточной) медицине, умение эти подходы применять к конкретному пациенту. Еще добавим, знакомство с психологией и психотерапевтическими методиками, которые помогут разобраться с психосоматикой и хроническим стрессом – одной из главных причин многих заболеваний. Ну и, конечно, умение подобрать сложнейший генетический или молекулярно-биологический тест, который одному пациенту нужен, а другому – нет, знание препаратов и так далее, и так далее.

Где такой врач, где его учат, где эти тесты, как разобраться во всем этом обычному человеку, который хочет сознательно продлить себе жизнь? На эти вопросы еще предстоит ответить...

Автор: Елена Кокурина, президент компании “Навигатор. Персональная медицинская логистика”, AGENavigator Club, автор книги "Бессмертные. О тех, кто приблизился к разгадке тайны"

Поделиться

Все статьи